Search
"ლიბერალი" მისამართი: თბილისი, რუსთაველის 50 ტელეფონი: +995 32 2470246 ელ. ფოსტა: [email protected] Facebook: https://www.facebook.com/liberalimagazine
გაგზავნა
გაგზავნა

Война Ахмета Хуцишвили

31 ოქტომბერი 2012

           Среди изрешеченных крупнокалиберными пулеметами и снарядами зданий, в одном ряду стоят рядом мраморные надгробья. 11 августа 2011 года здесь под непрерывным обстрелом распрощались с жизнью 17 солдат.

            Ахмета Хуцишвили - уроженец Шиндиси. Его настоящее имя - Бадри. Он был еще мальчишкой когда у отца скончался друг – азербайджанец Ахмед. Из уважения к другу отец сменил сыну имя. С тех пор все его так и зовут – Бадри.

            Войну Ахмета встретил в своей деревне. Бежать и не думал, так как работает дежурным оператором в «Энергопроджорджии» и отвечает за состояние электрических сетей сразу в нескольких селах. «Если где-то отключается ток, то я в ответе. Работаю один. Я и так никуда бы отсюда не ушел, да и куда?» - говорит нам Ахмета.

            Беседуя с нами Ахмета вспоминает день стычки. В Шиндиси он вернулся примерно в час пополудни – до этого ремонтировал электросеть в Вариани. Через некоторое время в деревню вошла колонна бронетранспортеров продвигавшаяся к Гори. Односельчане приняли ее за грузинскую армию, приблизились к ней и поняли свою ошибку только при попытке разговориться с бойцами, которые направили на них автоматы, хотя стрельбу не открыли – с «гражданскими» у них проблем не было и они продолжили свой путь. Я позвонил начальникам моей службы и еще соседу-военному. Сообщил кому смог о том, что русские идут. Не прошло и часа как началась стрельба. Всех кто был рядом - человек двадцать пять односельчан - я пустил к себе в подвал» - говорит Ахмета.

            Ахмета вспоминает, что вначале стреляли из автоматов. Затем послышались звуки более крупнокалиберного оружия, а вскоре – взрывы, и «скрежет танковых гусениц оглушил все вокруг». Стычка шла шагах в 50 от дома Ахметы.

            Согласно его рассказу, российская колонна натолкнулась на грузинское соединение, которое также направлялось в Гори.

            Место столкновения окружено несколькими зданиями. Перед двухэтажным зданием вокзала стоит упраздненная столовая, рядом – туалет, напротив – склад, с правой стороны – старая пекарня. Вдоль этих здании пролегает железнодорожное полотно и продырявленные пулями рельсы наглядно свидетельствуют о прошедшем здесь тяжелом бое. «Кто-то бежал туда, кто-то – сюда, -  указывает рукой Ахмета, - они укрылись за разными зданиями, но их загнали в угол. Они могли отступить к железной дороге, но не отступили».

            Стрельба длилась приблизительно час. Когда огонь прекратился, Ахмета вместе с тремя односельчанами вышел из дома, но увидев БТР-ы они повернули назад. Успели только подобрать лежавшего на обочине дороги раненного солдата Тристана Читидзе и укрыть его за зданием. Ночью Ахмета вместе с соседом Шалвой Квиникадзе вновь покинул дом и они начали выносить раненых. По словам Ахмета, это было очень опасно, так как им приходилось проникать сквозь оцепление российских солдат.

            «Надо сказать, что этих ребят спас не я, а один из погибших солдат – Александр Ониани, – говорит нам Ахмета – Когда русские подошли к нему для контрольного выстрела, он подорвал себя. Вот потому-то русские и не решились приблизиться к другим раненым».   

            Ахмета и его односельчане выносили раненых по одиночке. «Выносили мы их по ночам, я с детства рос здесь, знаю все уголки – куда залезть, где спрятаться. Раненых мы укутывали в одеяла и несли украдкой, по каналу, так чтобы русские нас не заметили. Их бронетранспортеры стояли кругом».

            После Читидзе они вывели Цанаву и Калмахелидзе, затем Мурманидзе, а в конце Малазония. Читидзе был плох, поэтому его повезли в расположенную в двух километрах больницу. «Поехали ночью на служебной машине с выключенными фарами. Больница была пуста, Шалва Квиникадзе связался с Красным Крестом. Мы сказали им, что у нас на руках истекающий кровью раненый. Мы действовали по указаниям врачей. Рядом была брошенная аптека, мы открыли ее и вынесли медикаменты. Сделать укол в вену ему мы не смогли, испугались занести воздух и чего-то еще напортачить. Потом поискали в селе и нашли одного человека – Лери Твалиашвили, который умел делать укол. А со следующего дня все кто остались в селе, человек 30, стали ухаживали за ними».

            Ахмета укрыл раненых в подвале собственного дома. «Я дал возможность ребятам позвонить домой, а когда один из парней рассказал родителю, я-мол в подвале у Ахмета, тот очень испугался и подумал что сын в плену. Еле того успокоили» - смеется Ахмета.

            «Один солдат, Гига Мурманидзе, постоянно звонил своей возлюбленной. Когда его перевели в больницу, в горийский госпиталь, та девушка приехала туда да так с ним и осталась. Фактически вышла за него замуж в больнице. Девушка родом была из Душети, по их просьбе я стал крестным их сына».

            Ахмета беспокоится, что так и не сумел похоронить погибших. «Здесь всюду лежали трупы, вернее их части. Мы подослали к русским одну старую женщину, но они не разрешили. Больше мы не рисковали, все равно им было уже не помочь. Мы предпочли ухаживать за ранеными...».

            Большинство погибших так и оставались неприбранными до 17-го числа. 14-го в Шиндиси приехал Патриарх и тогда три трупа увезли похоронить. «Тогда я не посмел выйти. Я боялся русских, так как прятал дома раненых». Русские оставались в Шиндиси до середины сентября и односельчане понемногу установили с ними отношения. «Перед уходом они даже оставили нам номера своих телефонов – мол, если кто начнет тут мародерствовать, звоните и мы немедленно окажемся здесь. Нормальные были ребята, они тоже не хотели войны». Ахмета вспоминает и то как плакал русский военный врач при виде трупов разорванных в клочья.

            Ахмета породнился почти со всеми солдатами которых тогда спас. Кому-то он приходится крестным, кому-то свидетелем на свадьбе. «Время такое, что часто не видимся, но друг к другу ходим».

            Семьи погибших солдат установили надгробья и устроили здесь символический мемориал. За камнями, на сохранившейся стене уложены личные вещи солдат, остатки их оружия и одежды. Для жителей близлежащих деревень это святое место. Жители Шиндиси хотят построить на этом месте церковь. «Так и было задумано, на Первом Канале даже шла реклама, но потом почему-то передумали» - сожалеет Ахмета. По его мнению, таким образом страна могла бы почтить память погибших солдат.

            По словам Ахмета после войны и его жизнь, и жизнь всего села пошла «под откос» и они переживают большие экономические трудности. «Мне еще ничего, зарплата 260 лари, а у других и этого нету». С этой зарплаты он ежемесячно выплачивает 120 лари по банковскому проценту.  В свое время получил кредит в 3500 лари для того чтобы посадить капусту. Несмотря на то что за кило он просил всего 4 тетри, сбыть урожай не удалось, капуста сгнила и пришлось выкинуть 17 тонн. Кроме этого он возделывает виноградник и выращивает другие сельскохозяйственные культуры. «Надо быть мертвым, чтобы не работать, мы работаем, но ничего не получается». Несколько лет тому назад для покрытия банковского долга он продал машину и корову. И сейчас пытается взять в кредит 4000 лари чтобы как-то перекрыть те самые 3500. «Если сейчас не заплачу, не дадут потом, ведь надо чтобы тебе доверяли». У него жена и сын, который недавно женился. У жены – Хатии – больные почки, ей необходимо постоянное лечение. 18-летний сын и невестка не работают. «От них мне только внук и нужен, но они пока-что ленятся» - смеется Ахмета. «Иногда я даже диву даюсь, и как это мне удается держаться на плаву. Поливную воду и ту приходиться покупать. В тот день заплатил за нее 45 лари. Кто-то купил и накопил. Если заплатишь – пустит. А раньше вода текла обыкновенно, бесплатно».

            Нас Ахмета без угощения не отпускает. «Из Тбилиси приехали, наверняка устали и проголодались». Вводит нас в двуэтажный, простой, но хорошо ухоженный дом, знакомит нас с женой и невесткой. «Они будут задавать тебе вопросы и знай: о капусте ни слова, о ней и слышать ничего не хочу» - говорит он жене шутя.

            «Жить сложно. О крестьянине никто не заботится, пускай хоть мир будет, чтобы как-то продержались. Я отвечаю за подачу электроэнергии в подведомственные села, если где-то отключится фидер – мне включать. Шиндиси, Вариани, Сакашети, Меурнеоба, Арашенда, Никози, Хекцеули, от одного их перечисления устаю. За все эти села я в ответе. Нету для меня ни ночи, ни дня, ни выходных. И сменщика у меня нет. Есть один человек, мой односельчанин, который подменяет меня во время отпуска, вот и все. Шесть дней провел я в каком-то добровольном резерве, там и отдохнул».  Высшего образования Ахмета не получал, но о войне и мире, жизни и смерти, вселенной и человеке рассуждает он бойко. Его некнижные, самобытные знания основаны на собственном жизненном опыте, веселый и наивный юмор пронизает всю его беседу.

            Ахмета скорбит о погибших солдатах и грустит о старой чинаре перед вокзалом, которая после попадания снаряда «рухнула оземь будто ее слизнули», рассказывает нам как во-время бомбежки, «когда земля начинала дрожать, коровы падали как подкошенные и многие из них перестали потом доиться». Ахмета с улыбкой вспоминает как печалился дежурный по вокзалу Бежан по поводу сломанного коммутатора, «страна стояла на краю гибели, а он о коммутаторе беспокойлся». Здание вокзала после того не отстраивалось, «а ведь прекрасно выглядело...»

            Депутат от Гори Звиад Сибашвили за проявленное гражданское мужество представил Ахмета к Ордену Чести, но его он так и не получил. Ахмета не очень жалеет по этому поводу. На Пасху и на 8-11 августа сюда, на место боестолкновения, приезжают семьи погибших и раненых воинов – «собирается много народу». Они идут к Ахмета и по их просьбе он в который раз рассказывает им о прошедшем здесь бое. И в который раз они его за это благодарят. А Ахмете большего и не надо.

            

21.04.2012

კომენტარები

ამავე რუბრიკაში

02 აგვისტო
02 აგვისტო

კაპიტალიზმი პლანეტას კლავს - დროა, შევწყ ...

„მიკროსამომხმარებლო სისულეებზე“ ფიქრის ნაცვლად, როგორიცაა, მაგალითად, პლასტმასის ყავის ჭიქებზე უარის თქმა, უნდა დავუპირი ...
18 თებერვალი
18 თებერვალი

დიქტატურის სიტკბო სიმწარისა

წარმოგიდგენთ რეცენზიას წიგნისა „დიქტატურის გემო"
11 თებერვალი
11 თებერვალი

თანამედროვე ეპოქის ურჩხულები

მიუხედავად იმისა, რომ ეს სქელტანიანი წიგნი, „დიქტატურის გემო“, კაცობრიობის ისტორიის ერთ-ერთ ყველაზე საშინელ ეპოქასა და დ ...

მეტი

^